Новинки
ЗАКАЗАТЬ НОЖ ПО ТЕЛЕФОНУ:
+7-910-105-2055
Свернуть
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
Меню ножей
Корзина

Ваша корзина пуста

Рождение булатного ножа

Мужчина без ножа, тем более если он охотник, — это половина мужчины. И пусть нам, современным людям, не приходится сейчас заниматься выживанием, нож – это совершенно необходимый аксессуар для мужика. Такой же, как хорошие часы. И если хорошие часы стоят десятки тысяч долларов, то отличный нож можно купить намного дешевле. Выбор бесконечен, производители бьются за клиента. Но я, знаете ли, поклонник ручного труда, потому что в нож требуется вложить душу, пот и силы, только тогда он по-настоящему будет дорог.

Наши охотники, как правило, прекрасно знают, что такое булат (грубо, разумеется, знают) и чем он отличается, к примеру, от дамаска. Разговаривая на ножевую тему с нашими европейскими коллегами-охотниками, я вдруг понял, что они не очень представляют себе, что такое булат. И я решил обратиться к своим друзьям мастерам-ножеделам из славного города Ворсма, чтобы снять видеоматериал об изготовлении булатного ножа – от самого рождения до готового изделия. А уже готовое изделие я собирался отвезти своему другу и коллеге, заядлому охотнику, писателю и журналисту Енсу Ульриху Хогу, тем более что мы планировали встретиться в ближайшее время в Африке.

Итак, все знают, что такое булат, у нас в России все знают, что такое булат. Слово такое знают, а как он делается, мало кто знает, мало кто догадывается. Легенд про булат хватает. На самом деле, многие легенды – это практически чистая правда. Булат – по большому счету, это отдельный металл, т.е. булатная сталь – это, наверное, не совсем правильно: есть чугун, есть сталь и есть булат.

Данный материал появился на Востоке, тогда булатная сабля обеспечивала победу в бою. На тот момент многие мечи делались банально из железа, во время сражения они гнулись, их выправляли и опять сражались, а булат, он внес революцию в само изготовление холодного оружия, и тренированной рукой булатным мечом железные мечи просто разрубались пополам. Есть такое предание, что, когда Александр Македонский вошел в Индию, он за булатную саблю отдал 150 боевых слонов.

Но несмотря на то, что бои на саблях прекратились, на самом деле, булат остается незаменимым материалом для ножей. И вот почему. По сути, это литая узорчатая сталь, объединяющая в себе, на первый взгляд, несовместимые свойства. Эта сверхуглеродистая сталь обладает высокой твердостью и износостойкостью (после грамотной термообработки, разумеется) и в то же время обладает высокой вязкостью и упругостью.

Сейчас вашему вниманию предстанет весь процесс рождения булатного ножа «от» и «до» в мастерской компании «Русский булат».

Булат начинается с изготовления тигля. Это огнеупорный сосуд, в котором происходит плавка, в котором расплавляется металл, флюсы, и в дальнейшем он остывает. Когда тигель готов, мы его просушили, обожгли, после этого закладывается сюда шахта. Шахта – это металл, флюс и определенные добавки, все взвешивается и закладывается в определенных пропорциях.

Состав шахты каждый кузнец, разумеется, тщательно скрывает. Древесный уголь – чистый углерод. Железо чистое, 99,99%, т.е. примесей нет никаких. Это тоже железо, но оно чуть-чуть другое по составу – содержание углерода чуть-чуть другое. Одной из составляющих флюса, самой важной, является доломит, и различные присадки, т.е. добавки.

Температура плавления у всех разная, т.е. сначала один из компонентов начнет плавится, опустится, потом следующий. И потом самый легкий, он поднимется, выводя из металла кислород и различные вредные примеси, т.е. произойдет очищение, и в дальнейшем в процессе плавки он будет защищать металл от воздействия кислорода.

И последний компонент, который сюда надо добавить – это углерод, уголь. Как люди догадались в свое время, что углерод влияет на свойства металла, стали? Я так предполагаю, что они, когда плавили металл, хотели дать силу металлу (силу предков или животного), они сжигали кости (например, кость тигра, чтобы меч получил силу тигра), и тем самым, не зная этого, при сгорании получался уголь и металл насыщался углеродом. На самом деле, это очень интересная теория. Может быть, так оно и было, все идет от истоков таких странных каких-то верований человека.

Объем угля тоже взвешивается: объем тигля известен, т.е. металл уже положен, металл взвешен, все есть, и уже известно, сколько необходимо добавить угля. Теперь, когда все готово, тигель накрываем крышкой и аккуратно ставим в печь. Дальше засыпаем его коксом, т.е. тигель со всех сторон должен быть окружен коксом – это топливо, которое будет гореть и тем самым нагревать металл, который в последствие расплавится.

Температура в печи будет где-то около 2000°. Процесс плавки будет продолжаться в течение нескольких часов. Потом начнется процесс кристаллизации, это достаточно долгий процесс. Чем дольше будет идти процесс кристаллизации металла, тем лучше получается рисунок, тем он четче, и металла будет иметь лучшие свойства. А остывание, оно нам неважно, т.е. до 800° горн остынет, тигель можно будет доставать. Важен именно момент кристаллизации. Аккуратно закрываем горн, стараясь делать минимальное количество щелей. После того, как мы все закрыли, начинаем процесс плавки.

Между прочим, раньше в селениях российских кузнец был даже главнее, чем ведьма или колдунья. А в отдаленных деревнях, где н было священнослужителя, эти полномочия давали кузнецу.

Прошло чуть больше двух часов, пора проверить. Сейчас мы заглянем в горн, посмотрим, как стоит тигель, как происходит плавка. После этого оставляем тигель в печи до полного остывания. После того как тигель с расплавом был оставлен в печи до полного спокойного остывания, пришло время извлечь его, его содержимое для дальнейших работ.

Прошли практически сутки и в итоге мы имеем некое изделие. Оно уже остыло, градусов 15, наверно. Сверху флюс, мы сейчас его разобьем, посмотрим, как прошла правка. Раскрывается и вынимается такая отливочка небольшая. Вот отливка булатной стали, выглядит очень необычно, похожа чем-то на маленький метеорит.

Сейчас берем отливку. Эта отливка называется вудс. Не булат еще, вудс. Мы ложем сейчас ее в горн минут где-то на 10-15, чтоб она равномерно прогрелась. Кузнечный коридор здесь от 600 до 850°. Видно, что металл хорошо раскислялся: флюс прилип, т.е. раскисление прошло и должно быть все нормально.

Ковка вручную – дело сложное. Куем-куем, нагреваем, куем, куем – и так постоянно. Тут огромное значение имеет навык, знания, опыт, а главное, природное чутье мастера: когда заготовка прогрелась в достаточной степени и ее надо нести на наковальню, а когда она остыла до того состояния, чтобы опять отправиться в горн. Любая ошибка может привести к непоправимым последствиям и образованию трещин и микротрещин. Так оно все и чередуется: горн – наковальня, молот – и с наковальни снова в горн.

Булат – это узорчатая сталь и рисунок видно даже невооруженным взглядом, без химического травления. Если мы сделаем изделие, отполируем его, то рисунок прекрасно виден. И если мы сделаем, например, саблю, сломаем ее, не дай Бог, и сделаем маленький нож из нее, рисунок тоже будет видно. Путем перешлифовки рисунок идет не только на поверхности, но и по всему клинку.

Еще час мы с Леней ковали заготовку будущего ножа и вот в итоге получили полуфабрикат. Потом мастер обрабатывает его на наждаке, чтобы снять окалину, оценить качество заготовки. Если искра белая, пушистая – это говорит о качестве стали: белая, т.е. в ней очень мало всяких вредных примесей либо легирующих элементов, она белоснежная; пушистая, т.е. в ней есть углерод.

Все, сейчас мы данную заготовку порежем на пластины и будем придавать им форму ножа и оттягивать хвостовики. Леонид выбирает ту часть заготовки, которая пойдет на изготовление нашего клинка. Впереди еще масса кузнечной работы: клинку надо придать первоначальную форму, одновременно добиться правильной структуры стали внутри самого ножа, вытянуть его и сформировать хвостовик.

Вот, в принципе, сейчас у нас нож практически готов, для того чтобы его передать в производство дальше. Итак, вот он, будущий нож. Заготовка для того, чтобы перейти в следующие руки для первичной обработки на наждаке и приданию форму.

На шлифовальном станке с заготовки снимается лишний металл. Заодно, после шлифовки, поверхность заготовки становится ровной и появляется возможность увидеть более мелкие дефекты. Далее нож уходит к шлифовщику, который будет делать спуски – это тоже предварительная работа, которая делается перед окончательной термической обработкой клинка. Свежая лента позволяет аккуратно и быстро добиться нужного результата.

Далее следует этап термической обработки: булатный клинок кладут в печку, где он нагревается до температуры 850°. После полного прогрева в печи булатный клинок отправляют в маслинную ванну для закалки. Из печи мастер опускает нож в масло, затем дает маслу стечь и кладет нож в опилки, чтобы высушить.

Вот, наконец, наступил этап придания ножу практически окончательной конфигурации и формы. На этом процессе главное не перегреть нож, не отпустить, не сжечь самые тонкие места, а самые тонкие места – это, ясное дело, режущая кромка. Именно поэтому нож периодически опускается в воду.

Теперь травление. Хотя на поверхности ножа уже различим рисунок, можно дополнительно проявить его травлением, используя слабый раствор кислот или хлорного железа, как в нашем случае. Получается серый фон с блестками, т.е. рисунок булата.

Далее мы отдаем клинок сборщику булатного ножа. Тому необходимо подготовить и собрать воедино все его составляющие, хвостовик в частности. Отпиливается заготовка будущего притина. Затем в заготовке формируются отверстие для хвостовика ножа, которое тщательно подгоняется вручную. Лицевая поверхность притина полируется. Отдельно подготавливается черен ножа, в качестве материала используется дерево венге. В нем подготавливается отверстие для хвостовика.

Далее собираем нож, используя эпоксидный клей. Полная полимеризация клея процесс длинный, но результат всегда отменный. Остается только дождаться, когда процесс завершиться, и мы увидим наконец-то готовое изделие. А теперь нам остается сформировать рукоять. Это долгий процесс, но в умелых руках работа спорится.

Итак, вот у меня в руках оказался нож, и через два дня я улетел в Африку. По пути во время пересадки в Мюнхене я встретил Енса, как мы с ним и договаривались. Впереди долгожданная охота в далекой Намибии, где произошла следующая история.

Итак, я подарил Енсу нож. Он тут же его надел и все дни африканской поездки ходил с ним, не расставаясь, но все как-то не удавалось попробовать его в деле. Случай представился совершено неожиданно. Мне предстояло охотиться в угодьях Аругин Лодж в хозяйстве Вероника, где огромный участок классической африканской полупустыни соседствовал с пустыней Калахари.

Моей целью был спрингбок, так я решил для себя. Кроме того, спрингбок, по признанию всех, кто его пробовал, обладает обалденными, прекрасными вкусовыми качествами. По дороге нам встречались различные животные – гну, антилопа, но мы-то искали спрингбока. Вообще это самое распространенное животное и стайки его встречаются повсеместно, но мы искали именно старое, трофейное животное, так уже здесь принято. Периодически останавливались, смотрели и фотографировали различных африканских животных.

Наконец-то наткнулись на небольшое стадо спрингбоков, которые задорно скакали по саванне. Решили слезть с машины и поискать в округе подходящее для добычи животное. Вот отличный спрингбок. Попадание было хорошим по звуку и по реакции на него животного. Обычно африканские животные невероятно крепки на рану и успевают довольно далеко убежать, но наш упал на месте. Ранение было смертельным, но животное поднимало голову, и я попросил Енса прекратить мучения животного, тем более что стрелять смысла не было, а он имел подходящий для этой цели нож. Итак, вот она, первая кровь первой африканской добычи.

Вот такой получился путь булатного ножа: из печи в кузнеце города Ворсма Нижегородской области до первой крови в далекой Африке, в самом центре Намибии, недалеко от пустыни Калахари.







Мобильная версия



перетащите
сюда нож
Drop Cart Empty

Load Spinner

0 руб.

Оформить